пятница, 3 января 2014 г.

Ах, эти латвийские мужчины…

Я восхищаюсь латвийскими мужчинами.
Да, правда.
На самом деле так.
И я объясню, почему.
Вот на днях умудрилась сломать ключ зажигания от своей Audi. Конечно, завести не получилось. муж приехал безропотно, завел, отвез, слова дурного не сказал.
Ну, казалось бы, муж – так и должно быть.
Сегодня пошла в мастерскую, чинить ключ.
Спускаюсь в полуподвальчик, слышу – мужчины общаются, матом, конечно. Захожу.
Как по команде:
- Добрый день, госпожа (традиционное обращение к женщине – «kundze»). С Новым годом, чем помочь?
И вежливые такие, словно только что из Оксфордов-Гарвардов приехали.
Отдаю ключ.
- Не проблема! Сейчас сделаю. Стоит столько.
Стоит, к слову, недешево. Парень и сам понимает, объясняет:
- Понимаете, госпожа, эта деталь...
И я понимаю. Доброе слово понимают все. Стою, жду. Мастер работает. По ходу дела объясняет:
- Смотрите, госпожа, вот тут – секретный чип, я его оставляю. А вот это ... 
Смотрю, мне интересно.
Открывается дверь, заходят двое, довольно молодые, чем-то крепко озабоченные. А мастер как раз во внутреннюю подсобку вышел, одна стою.
- Здравствуйте, kundze, - это они со мной здороваются.
Отвечаю, конечно. Стоят, ждут мастера. Тот выходит и я чувствую, что крепко парням мешаю. Как видно, вопрос их несколько личного характера и не для посторонних ушей. То есть, вводная часть - приветственная - уже сказана, а по делу им как-то при мне не хочется.
Мастер, даром что не только руки золотые, но и прям по улаживаниям спец:
- Сейчас, госпожа, еще пара минут, клей схватится и все готово будет.
Вроде как он мне говорит, но парни вздыхают с облегчением. Пару минут они подождут.
Наконец, ключ готов. Рассчитываюсь, путаюсь с непривычки в евро. Все стоят, терпеливо ждут, пока уберу и ключ, и кошелек.
- Перчатки не забудьте. – мастер просто образец заботы. – Всего доброго.
Всего доброго, - кланяются парни.
Ухожу, улыбаясь. Как всегда. Как всегда, мужчины в Латвии – образец вежливости.
Даже, когда торопятся. Даже, когда не согласны. Неважно. Они помнят, что они – мужчины.
Помните, как у Некрасова: «коня на скаку остановит...»?
Я могу, если надо.
Но - не надо.
Здесь, в Латвии не надо. Здесь для этого есть мужчины.